Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

yellow

Тихо и я

Тихо, ты слышишь, как скрипят половицы? Скрип-скрип. Это время ходит по дому крадучись мышиными лапками. Тик-так, тик-так. Ночь укутывает шерстяным одеялом старые дедовы часы, ночь шепчет сказки на ушки детям, ночь играет бабушкиным шитьем как кошка, а кошка спит. Тик-так, тик-так. Тихо, давай мы с тобой притворимся спящими, опустим ресницы, но ты не спи. Чувствуешь, как из окна потянуло свежестью? Это время, проказник время, выбралось на подоконник и ушло гулять по крышам. Тихо, слушай! Цвирк-цвирк сверчка, тук-тук - спелое яблоко упало на крышу, сладкое яблоко, желтое, завтра мы найдем его в прохладной траве и разделим пополам. Ух-ух - пролетела большая птица. Только не спи, не надо спать, пойдем на веранду, давай устроимся бок о бок, держи меня за руку, тряси за плечо, шепчи мне в ухо, мы будем ждать.

Пока мы спим, время гуляет по крышам, спускается по водосточным трубам, пугает голубиных птенцов, ворует в темных переулках мелкие звезды. Покупает на них пинту темного пива в ночном бистро - ночью звезды похожи на мелкие медные монеты. Десять мелких звезд за пинту темного пива. Доброе время. Оно вытирает пыль с карнизов, поливает чужие цветы и пишет мелом на стенах Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. Счастливое время. Под утро оно приходит на площадь кататься на городской карусели. Пока мы спим, время катается по кругу на белой деревянной лошади и сочиняет о нас сказки. Мудрое время.

Тихо, я не признаюсь тебе, что волнуюсь. Оно ведь наивное, смешное и себе на уме это время. Вдруг оно заблудится, вдруг изменит, вдруг оно не вернется больше. Как нам быть без тик-так дедовых часов? Потому я жду, понимаешь? Жду когда оно зашуршит ковром из листьев на соседской улице, перелезет через забор, проберется обратно в дом и виновато затикает снова. Жду, когда оно вернется, наше с тобой время.

Тихо, ты спишь?

DSC_1404
Collapse )
DSC_1405
На фото Seillans.
yellow

Мандрагора

Мы туда попали случайно, торопились найти место для заката, а на этом полуострове, куда ни кинься, солнце уходит за холмы, а не в море. А нам так хотелось, чтобы море было цвета коньяка и слез, или нет, цвета пиньо де шарант. Ладно, мне одной хотелось, а он боялся, что когда я увижу море цвета коньяка, то заплачу, я же плачу просто так и без видимого повода.
Мы ворвались в бухту с последними лучами, когда все тонуло в оранжевом, не посмотрев на табличку на въезде побежали к воде, потом вернулись и снова зашли, уже тихо, на цыпочках. La Mandrague.
DSC_0736
Collapse )
yellow

Вчера. Вечер.

У меня жизнь в последнее время такая странно-суматошная, что я даже обещанное выполнять не успеваю. Например написать про провансальские домики. Все потому что жизнь суматошная - это когда много бегаешь, а за жизнью не успеваешь и она происходит как бы помимо тебя.
Мне в последнее время случается делать почти забытые или совсем непонятные мне вещи. Как вчера: сидеть на терассе в большой компании с бокалом пива и думать, что когда пиво закончится, мы с ними попрощаемся и никогда не увидимся больше - а мне так не хочется, чтобы они расходились.
В последний раз такое было в Трестевере, том самом, до этого - в Бохуме, даже не раз, до этого - в Киеве и до сих пор лежит пластом тоски.
Я не люблю, когда первый, допив пиво, берет сумку и говорит: Ну простите, мне домой. И уходит. И ты знаешь, что все разойдутся. Только раньше я уходила одна. Хорошо, что больше я не ухожу одна.
Я напряглась и собралась уходить, когда они заговорили о куреве. Они очень много курят - французы, мой курил восемнадцать лет и бросил, в отличии от меня ему есть что сказать по предмету.
В остальном вчерашний вечер был pur moment de détente - впервые за последние дни отпустил тоскливый страх. Мы сидели на терассе перед книжным магазином и мне подумалось, что я бы и там не против работать. А что, туда постоянно ходят туристы - за путеводителями и открытками - а местные девушки ни по английски, ни по немецки.
Музыка на "книжной терассе" играет не так громко и можно понять собеседников, даже на французском. Я вчера впервые рассказала, что мечтаю уехать в Па-де-Кале. Все удивились, но поняли.
Это тоже ново - говорить здесь, с ними, в его присутствии о том, о чем я мечтаю. Впервые в этом городе мне как дома. Это когда ты просто есть, ты здесь всегда был и всегда будешь. Даже если уедешь, он останется твоим городом. Как Киев. Как Бохум.  Я перестала бояться будущего. А страх за будущее - это преодолимо.
Скажите мне, что любовь - это главное в жизни.
yellow

Агрикультура

В эти выходные, привлеченные дармовым угощением желая приобщиться к быту Прованса, мы отправились на агрикультурную выставку. Я называю ее агрикультурной, потому что термин "сельскохозяйственная" вызывает в памяти полузаброшенные павильоны киевского ВДНХ и, почему то, эскаваторы АТЕК, "украшавшие" завод неподалеку от моего дома. А в Провансе - такая славная сорочинская ярмарка, все по домашнему: столы с угощением сменяются столами с вином, ослики, лошадки, дети гогочут, бегая от стенда к стенду - за одним их учат хлеб печь, за другим садят что-то в горшочки. Очень трогательно было видеть мамаш, прижимающих к груди маленькие горшочки с крооохотными, посаженными чадами, росточками.

Collapse )