Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

yellow

Новая сказка о пироге

Привет! Я исчезла на целые полгода и, может быть, не появилась бы еще долго, но во-первых, меня застыдила мама, во-вторых, меня замучила собственная совесть и грустные письма от моих здешних друзей, а в-третьих, и это самое главное, в далеком Монреале наконец-то наступила поздняя, прекрасная и бесшабашная весна и вместе с ней ко мне пришло неудержимое желание писать сказки!
Поэтому вот она я, с новой сказкой, точнее, с продолжением старой сказки, специально для тех, кто все эти месяцы гадал, что же случилось с дядей Генрихом и Зайцей. В этой сказке есть пирог - тут уж ничего не поделаешь, такой я писатель - о чем бы я не начинала рассказывать, рано или поздно обязательно напишу о каком-нибудь пироге, о том, как замечательно пахнет корица и как вкусно пить свежезаваренный чай на крыльце летним вечером. Как будто в мире больше нет ничего интересного!
Но ведь сегодня майское воскресенье, как будто созданное для новых сказок, сладких пирогов и встречи со старыми друзьями. Я очень соскучилась.
А вот теперь сказка (начало, как всегда, по тегу Тайное Общество Фей):

Collapse )
yellow

Окончание истории про маму начальника железнодорожной станции

Collapse )

Вот и все! Новые истории будут в следующем году. Пожелайте что-нибудь Леке и Перепелке, а я постараюсь сделать так, чтобы все сбывалось. С Новым Годом!
yellow

Продолжение нерождественской сказки (самое важное - можете читать только его)

Про баланс волшебства в природе нам рассказала мадам Бернар.
- Подумайте, девочки, - говорила она, разливая горячий шоколад в три фарфоровые чашки, - как много в мире скучных, печальных и даже отвратительных вещей.
Лека солидно кивнула, а я наморщила лоб, пытаясь представить себе эти отвратительные вещи, но шоколад, собственноручно сваренный мадам Бернар, и прилагавшийся к нему ванильный кекс пахли так соблазнительно, что плохие мысли просто не приходили ко мне в голову.
- Знала бы ты, Мария, - тихо сказала мадам Бернар, которая иногда читала мои мысли не хуже мамы, - как много людей в этом городе совершенно одиноки. Они не радуются теплому летнему дню, потому что им не с кем поваляться на траве в парке, или прокатиться на велосипеде. Знала бы ты, как много людей в нашем городе даже не имеют велосипеда!
- Совсем не имеют? - Переспросила я. Жизнь без велосипеда в моем представлении была бы так же ужасна, как жизнь без маминых пирогов и Лекиных приездов.
- Совсем, - подтвердила мадам Бернар. - Много людей в городе не едят пирожных, потому что боятся потолстеть, и не катаются на качелях, потому что от этого кружится голова. Много людей в городе никогда не заглядывают в почтовый ящик, потому что никто никода им не пишет!
Мы с Лекой ахнули от ужаса.
- Бывало так, - тихо добавила мадам Бернар, - что почтальон приходил ко мне в слезах, потому что сумка его в тот день была совсем пустой, и мне приходилось отпаивать его какао со сливками.
На этом месте Лека издала долгий, шумный вздох, а я почувствовала, как по моему носу течет тяжелая, соленая слеза.
- Именно поэтому, - продолжила мадам Бернар и голос у нее вдруг стал звонким, как у девочки, - и существует Тайное Общество Фей!
- Наша задача, - бодро продолжала мадам Бернар, - сделать так, чтобы в мире было больше волшебства, чем тоски и одиночества! Больше киосков с мороженным и сладкой газированной водой, больше лохматых собак, больше хороших новостей в газетах, больше эклеров с шоколадом, больше любовных записок и открыток из дальних стран, больше книжек с красивыми картинками, больше людей в смешных очках и пестрых шарфах!
Мадам Бернар так увлеклась, что начала жестикулировать в опасной близости от фарфорового чайника, в котором плескались остатки шоколада. Чайник слегка отодвинулся от увлеченной мадам Бернар, потом еще немного, а потом, не успели мы с Лекой ахнуть, как чайник оказался на краю кофейного столика, выплюнул свое содержимое на ковер, прыгнул вниз и, жалобно звякнув, разбился на тысячу кусков.
- Вот нахал! - Воскликнула мадам Бернар. - Бьюсь об заклад, он давно планировал сконфузить меня перед гостями.
Она щелкнула пальцами и в ту же секунду фарфоровые куски чайника собрались в единое целое и снова оказались на столе. От инцидента осталось только шоколадное пятно на ковре.
- Ерунда, - небрежно сказала мадам Бернар. - Кому может помешать маленькое глупое шоколадное пятно!

- Ты хочешь спросить, Мария, - вдруг повернулась она ко мне, хотя я сидела с открытым от удивления ртом и даже не пыталась что-то спросить, - какая польза от киосков с мороженным, фонтанов и чужих собак людям, которые слишком заняты, чтобы видеть волшебство и слишком печальны, чтобы слышать хорошие новости.
- Польза от него огромна. Главное, чтобы волшебство было постоянным и ненавязчивым, тогда грустные люди привыкнут к нему, перестанут бояться а там, глядишь, и войдут во вкус. Я знала одного господина, который работал в министерстве, кроме того, у него была одышка и больные суставы. Сколько я ни приглашала его на чаепитие с марципановым кексом, он каждый раз отмахивался и говорил: “Ну что вы! Я слишком занят для такой чепухи, к тому же мне вреден сахар.” Так продолжалось долгое время, пока в один замечательный летний день этому серьезному господину не захотелось мороженного. Господин и сам себе удивился, ведь он не ел мороженного с тех пор, как был маленьким мальчиком! Каждый день он ходил в министерство одной и той же дорогой, мимо веселого желтого фургона с мороженным и ни разу не поддался соблазну! Все еще удивляясь самому себе, господин подошел к окошку фургона и попросил один шарик клубничного мороженного с рожке из сахарной вафли. Он присел на скамейку, ведь серьезные люди не едят мороженное на ходу, съел свою порцию и после этого, все еще удивляясь самому себе, подошел к фургону за второй.
Тут мадам Бернар замолчала и принялась разливать новую порцию шоколада из недавно разбитого и собранного по кусочнам чайника.
- Ну и что же было дальше? - Потребовала Лека.
- Дальше? - Переспросила мадам Бернар. - Дальше с господином произошло то, что происходит со многими взрослыми людьми, рискнувшими прикоснуться к волшебству. Он повеселел, помолодел, стал больше бывать на свежем воздухе, купил себе зеленый галстук и даже завел собаку.
- Все понятно, - сказала Лека, засовывая в рот новый кусок ванильного кекса. - В мире должно быть столько фургонов с мороженным, чтобы хватило на всех серьезных взрослых.
- И столько каруселей, фонтанов, уличных акробатов и киосков моментальной лотереи, чтобы дети, взрослея, не забывали о волшебстве, - добавила я.
- Ты - настоящий поэт, Мария, - расчувствованно сказала на это мадам Бернар.
(Завтра будет драматическая развязка)
yellow

Не волнуйтесь, все в порядке

Je vais bien, ne vous en faites pas

Если идти в одиночестве по незнакомой улице в погожий осенний день, то обязательно услышишь за спиной шорох шагов. Можешь и не оборачиваться - это осень догоняет тебя, вороша опавшие листья.
Впрочем, погожие дни нынче редкость. Гораздо проще и намного практичнее сколотить из подходящих досок кресло качалку и сидеть у окна в дни большого осеннего ветра, наблюдая, как листья, оторвавшись от дерева, взлетают не вниз, а вверх.
Если замотать шею в три слоя шарфа, если взять с собой немного печенья, чтобы было что крошить по дороге, и забраться вглубь осеннего парка, туда, где не гуляют старики, беременные женщины и флегматичные бассет-хаунды, можно найти под лиственным ковром крошечные, размером с мизинчик, следы. Cкептики скажут, что их оставили белки и прочие грызуны, но в глубине осеннего парка мне больше верится в эльфов и единорогов.
Не волнуйтесь, у меня все в порядке. Я никого не забыла и не исчезла с лица земли. Я растворилась в осени, как кусок белого сахара - мы теперь неразличимы с лица. Я не разучилась писать сказки - просто временно растеряла слова. Слова удивительно привязаны к месту - с каждым переездом, с каждым новым началом приходится выбрасывать старый словарь и все придумывать заново. Мне больше не пригодятся имена провансальских ветров, старательно выученные наизусть оттенки выжженой солнцем травы и прилагательные, рифмующиеся со словом море. Мне нужно найти слова для описания тысячи шорохов: травяных, лиственных, осенних, бумажных, беличьих и дождливых. Мне нужно придумать, как назвать сто раз на день меняющуюся погоду и щемяще-нежное ожидание первого, неизбежного снега.
Не волнуйстесь, я просто занята: я хожу по улицам нового города, города, в котором я живу всего полгода, и, как Адам в райском саду, даю каждой вещи свое имя. Не волнуйтесь, я ничего не забыла.

DSC_9507

Collapse )
yellow

Исчезновение желтого фургона

Я опоздала.
Совсем чуть-чуть.
Закончилось длинное, безмолвное лето - из-за его спины уже выглядывает уютная, пахнущая каштанами, дождем и книжными страницами осень. Уже хочется жечь по вечерам свечи, печь яблоки до коричневых боков, набрать остаток синих чернил на донышке и писать новые сказки. Время сказок пришло.
Вот вам первая сказка, она совсем осенняя, хотя и происходит летом. Это продолжение приключений моей любимой Леки и ее друзей. Если вы не знаете, с чего все началось, то почитайте предыдущие истории о Тайном Обществе фей. И заварите себе побольше чая, история длинная!

Collapse )
yellow

Зайца и ее дядя

Вы наверняка думаете, что я пропала и перестала писать сказки. Что отчасти верно. Но только отчасти, потому что даже пропав надолго, я обязательно появлюсь снова и даже хотя я не прикасаюсь к бумаге, сказки продолжают роиться у меня в голове. Чтобы вы на меня не обижались, я расскажу вам самую новую. Эту сказку я написала для девочки по имени Зайца. Так ее называет мама, Ната, которая сама пишет замечательные сказки, гениальные стихи и очень веселые рассказы про Одессу и все это вы можете прочитать сами у нее в журнале. В общем, начитавшись Натиных рассказов про Зайцу, я решила, что эта маленькая и решительная девочка станет отличной подругой для Леки и Перепелки. Те, кто не знаком с Лекой и Перепелкой, Лекиным котом Александром, Перепелкиной героической мамой, влюбленной тетей Агатой и суровой на вид бабушкой, могут заглянуть по тэгу "Тайное общество фей". И последнее, я обязательно отвечу на все личные вопросы, обещаю! Я очень-очень извиняюсь за то, что отвечаю так медленно!
Collapse )
yellow

Личные вопросы

Я скучаю, переживаю, медлю, не успеваю, тороплюсь, понимаю, запутываюсь, нахожу ответы, забываю их и снова по кругу. Я почти забросила чернильные ручки и пишу наскоро, как попало, на случайных клочках бумаги и мысли мои так же случайны и перепутаны. Терпение, говорю я себе, терпение нужно, чтобы сложить слова в рукопись, а мгновения в жизнь. Мудрость, вспоминаю я, чтобы понять, что все, что с нами случилось, все, что случится и все, что не произойдет - это части одной истории. Счастье, вздыхаю я, не всегда можно узнать с первого взгляда.

Мне ужасно любопытно, кто вы такие и откуда пришли. Давайте придумаем игру? Вы представитесь, если мы еще не знакомы, и можете задать мне один вопрос, а я, помимо ответа, задам вопрос вам. Простые вопросы, глупые вопросы, личные вопросы, просто так, для развлечения и без всяких обязательств, лишь бы поговорить. Давайте?

Récemment mis à jour

P.S. Фото из моего инстаграма, я там под тем же псевдонимом.

Правдивая Рождественская история

Я давным-давно хотела рассказать вам эту историю. Я даже рассказывала ее однажды, своими словами, но мне хотелось сделать это еще раз и обязательно от первого лица и обязательно в день Рождества. Это совершенно правдивая история, случившаяся 25 декабря 1956 года на East 50th Street в Нью-Йорке словами главной героини и с чудесными фотографиями Наташи Малыгиной, хозяйки блога Milk and Snow.
Счастливого всем Рождества!





Collapse )

Четвертый Адвент: Конец сказки про Господина Зауэра

Жизнь в доме господина Зауэра мало чем отличалась от моей прошлой жизни в отцовском доме. Я рано вставала, мало ела, отказываясь от предлагаемых мне яств, и мало гуляла, боясь заблудиться в непроходимой топи. За неимением домашней работы, я занимала себя бесполезным рукоделием и рассматривала окресности в подзорную трубу. Иногда на горизонте мне виделась статная черная фигура на белом коне.
Хозяин дома возвращался вечером, нагруженный подарками, которые я откладывала в сторону, даже не рассмотрев. Вместо этого я набрасывалась на него с расспросами.
- Что нового в городе? Как поживают мои сестры? Помнят ли они обо мне?
- Какое вам до них дело, Альзетта? - Сердился он. - Почему вы любите тех, кто за всю жизнь не сказал вам доброго слова и платите неблагодарностью тому, кто осыпает вас благами?
- Я не просила вас благодетельствовать мне, - рассудительно отвечала я. - Вы против воли забрали меня из дома и держите здесь силой. Не могли бы вы позаботиться о том, чтобы поздние заморозки не погубили розы, которые Вильгельмина посадила этой осенью?
Господин Зауэр скрежетал зубами, но безотказно выполнял мои желания.

Весной река Альзетта упилась растаявшим снегом и рычащим потоком понеслась по улицам и переулкам города, круша по пути заборы и хозяйственные пристройки, вгрызаясь в фундаменты домов и угрожая их обитателям. Я беспомощно наблюдала за ее бесчинствами в подзорную трубу.
- Где вы пропадали? - Набросилась я на хозяина дома, стоило ему переступить порог. - Еще немного и река затопит город!
Он устало покачал головой.
- Я больше не буду выполнять ваши желания, Альзетта, пока вы не согласитесь стать моей женой.
- Но вы обещали! - Вспылила я. - Если вы не хотите спасти моих сестер, то отпустите меня к ним!
Господин Зауэр пожал плечами и удалился, хлопнув входной дверью.

Всю ночь бушевала река Альзетта, а я и не помышляла о сне, сидя у открытого окна. В реве воды мне слышался треск ломающихся перекрытий, звон разбитого стекла, отчаянный лай собак и человеческие крики о помощи. Ближе к рассвету я выбежала из комнаты, не в силах более терпеть пытку и принялась рыскать по дому. Все его многочисленные помещения были похожи одно на другое: чистые, обставленные простой и удобной деревянной мебелью, одинаково необитаемые. Посмотрим, как преобразится дом, когда я стану в нем хозяйкой.
Я нашла его в гостинной, преспокойно раскуривавшим черную трубку.
- Вам не спится, Альзетта? - Спросил он как ни в чем не бывало. - Не беспокойтесь, к утру река вернется в привычное русло, не повредив ни одной живой душе.
Я открыла было рот, чтобы поблагодарить его, но он не дал мне заговорить.
- Я не стану удерживать вас, Альзетта.
- Думаю, для меня будет лучше остаться, - вздохнула я.

Человеческой душе свойственно ошибаться, путать добро со злом и ненависть с любовью. Перед смертью, бабка завещала мне свой бриллиантовый гарнитур, но я приказала продать его и разделить приданное между моими двенадцатью сестрами. Со временем я научилась находить безопасные тропинки через топь и много раз возвращалась в город, но отец ни разу не пожелал меня видеть. Я родила шестерых сыновей и назвала их странными для человеческого слуха именами: Варк, Аттерт, Эйш, Мамер, Петрус и Мес. Все они как две капли воды были похожи на господина Зауэра.

Вера Ковалева, ноябрь 2012, Йер

Вот так закончилась история Альзетты и господина Зауэра. Вам судить, хорошо или плохо. Однажды меня спросили, как я заканчиваю сказку. Я ответила, что заканчиваю, когда мне больше нечего сказать. И тут же начинаю новую :)

Первый Адвент: сказка о господине Зауэре

Наконец-то первый Адвент! Это мое любимое время года: время зажженных свечей и поиска подарков. И моя любимая традиция: каждое воскресенье Адвента рассказывать по сказке. В этом году адвентовскую сказку я написала для Жени sunnera и она получилась такой длинной и неожиданно запутанной, что ее хватит на три воскресенья, а в четвертое, всего за день до Сочельника, будет совершенно правдивая и совершенно рождественская история.
Ну что, начинаем сказку?

Collapse )