Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

yellow

Правила поведения в тумане и человек, который рисует сны

Туман в этом городе обычная погода, а не повод вести себя как неразумный ребенок. Не надо хватать туман руками и сжимать его в кулаке. Не надо набирать его в рот и пытаться распробовать, на что он больше похож: на молочный кисель или жидкую манную кашу. Не надо то и дело запрокидывать голову, чтобы убедиться, что дома остались на месте, безмолвные и обезглавленные. Не надо окликать в тумане прохожих: все они кажутся в тумане как-будто знакомыми, как-будто уже встреченными когда-то во сне. Не надо совершать неразумных поступков и ждать, что за углом, против всякой вероятности и законов физики из тумана появится чудо.

Но оно появляется. На углу улиц Рашель и Сан Дени - витрина знакомого книжного магазина и в витрине картины человека, который рисует мои сны.
- Вы не подскажете, - спрашиваю я милую девушку за кассой, - кто это рисовал?
- На обороте написано, - отвечает мне девушка, улыбаясь. В тумане улыбки получаются слегка размытыми, как будто люди грустят.
На обороте написано: Квинт Буххольц, 1985 год.
- Как вы думаете, - говорю я девушке, - мог ли незнакомый мне до этого дня немецкий художник подсмотреть мои сны?
Девушка пожимает плечами и выбивает мне чек.

По дороге домой, в одной руке пачка открыток и моток бечевки не-спрашивайте-зачем, в другой - коробка с новыми туфлями, я понимаю очевидное. Сны состоят из той же материи, что и туман, что и мечта. В них возможна любая встреча, любое место, любая невероятность, в них все немного друг с другом знакомы и все чуть-чуть влюблены.
- Разве не так? - Обращаюсь я к седовласому господину в шляпе.
Он улыбается в ответ и бормочет что-то по-немецки.


Nächtliche Begegnung - Ночная встреча, 1987


Giacomond, 1984

Collapse )

Все иллюстрации авторства Quint Buchholz взяты с сайта www.quintbuchholz.de, где можно найти еще сотни прекрасных работ художника.

Месье Ольман и его музей

Правдивая история

Странный человек Даниэль Ольман пожелал на Рождество музей. Мало ли кто что желает на Рождество: одни коньки, другие самокат, третьи прыгнуть в костюме Бетмэна с Эмпайр-Стейт билдинг.
- Но все-таки это странное желание, - пробормотал себе в бороду французский Отец Рождество. - Интересно, что об этом подумает жена месье Ольмана?
- Я согласна, дорогой! - Сказала жена месье Ольмана. - Устроим музей в столовой - там все равно никто не обедает. По средам, четвергам и субботам после работы я могу продавать входные билеты, а по субботам стирать с экспонатов пыль. Только с одним условием: в воскресенье в музее будет выходной. И никаких школьных экскурсий!
Они так и сделали и два или три последующих Рождества месье Ольман обходился новой парой брюк и вязанным свитером из Галери Лафайет - галстуков он не носил принципиально.

Однажды странный человек Даниэль Ольман смастерил звездолет, точь-в-точь похожий на настоящий.
- Это очень красивая летающая тарелка, дорогой! - Похвалила жена месье Ольмана. - Но я боюсь, что он занимает слишком много места в прихожей. Я думаю, что будет лучше, если мы подарим его какому-нибудь большому музею. И не мог бы ты впредь делать экспонаты поменьше?
Месье Ольман послушался жену и на следующую годовщину свадьбы подарил ей сделанный своими руками ресторан Максим. С крошечными столиками, накрытыми белоснежными скатертями, резной мебелью и изысканными люстрами. Потом он сделал школьную столовую, и больничную палату, и парижскую мансарду, и старый лионский театр “Коломб” и зал палеонтологического музея. И, хотя каждый из них был размером не больше коробки для переезда, экспонаты множились с такой скоростью, что вскоре заполонили весь дом месье Ольмана от спальни до укропных грядок на заднем дворе.

- Дорогой, - взмолилась жена месье Ольмана, - нам нужен новый музей! Желательно в старом городе, в одном из этих замечательных красных домов с винтовыми лестницами и тайными ходами, которыми так любят ходить туристы.
- Посмотрим, посмотрим, - пробормотал себе в бороду Отец Рождество. - Нет ли у меня на примете подходящего дома...

Музей Миниатюр и Кинодекораций месье Ольмана теперь находится в самом сердце старого Лиона, на вымощенной булыжниками улице Сан-Жан. Это удивительное место, от подвала до самой крыши наполненное декорациями, масками, космическими кораблями, волшебными палочками, экзотическими животными, тенями, клоунами, прекрасными дамами и местами, которые были, которые есть и которых не было вовсе, уменьшенными в одну тысячную своего размера.
Если будете в Лионе, обязательно туда загляните. Адрес:
Musée Miniature et Cinéma
"Maison des Avocats"
60, rue Saint Jean
69005 Lyon - FRANCE

Фото мои и с сайта музея.

DSC_7464

Collapse )
DSC_0154
winter

Февраль високосного года

Третье февраля 2008 года было воскресеньем. Я отлично это помню. На мне было черное длинное пальто и черный свитер с закрытым горлом - потому что зима, а не потому, что на улице холодно. Я не видела раньше такой зимы - она старательно притворялась другим временем года, прихорашивалась чистым асфальтом, синим небом и теплым ветром - только беззащитно-голые стволы деревьев и сухие фонтаны выдавали ее присутствие. - "Надо попробовать нарисовать это красками," - подумала я, хотя раньше считала, что рисовать не умею.

- "Новый город, где никто меня не знает," - сказала я себе, - "это как первая страница блокнота, который я сегодня же куплю в первой попавшейся канцелярской лавке. Новый блокнот - незаменимая вещь для каждого, кто оказался в новом городе. В новом городе все может случиться."

Третьего февраля 2008 года я не имела понятия о том, что готовит мне новый город. Хорошо, что никто не рассказал мне заранее и не раскрыл интригу. Хорошо, что никто не сказал, что через четыре года я снова обрежу волосы, научусь писать сказки и стану собой. Разве я бы поняла? Я бродила по незнакомым улицам, сталкиваясь взглядами с каменными святыми в нишах домов, спотыкаясь о подковы, отмечавшие прогулки Поля Сезанна, и искала ответы на два вопроса: где купить телефонную карточку и есть ли в новом городе места, где танцуют сальсу?

DSC_3270
yellow

Дрезденский цикл: Тетя Анна и прусский король

Согласитесь, что биография ваша состоит из совершеннейших мелочей, никак не пригодных для истории. Какое ей, истории, дело, что воскресным утром вас привычно будило свистение закипавшего на плите чайника? Как ловко оно прокрадывалось с безмятежные детские сны! Стоило зевнуть - и вот он, плывет у вас перед глазами - красный в синий горох, слегка пригоревший на донышке чайник со свистком качается на волнах одного из воображаемых морей, названия которых знают только дети. Какое истории дело, что из вашего окна был виден угол соседнего дома и бледная, нервно мигающая вывеска ночного магазина? Или что от ангоровой кофты вашей любимой тети Анны пахло чувственным, забытым нынче цветком пачули?

Милая тетя Анна вряд ли попадет на страницы учебника по истории для седьмого класса - место на них уже занято представительными фигурами императора Карла из рода Габсбургов, несчастной Марией Стюарт, прусским кайзером Фридрихом и позорным поражением французской армии при Айзенкуре. Хотя, если задуматься, во многих сферах жизни несчастный кайзер Фридрих, прозванный Великим, и в подметки не годился тете Анне. Вряд ли кайзер Фридрих умел вязать, выращивать гиацинты и воспитывать детей.

История похожа то на сплетницу, то на эксцентричную школьную учительницу (непременно старую деву!), изливающую на наши покорные головы непрерывный поток труднозапоминаемых цифр и диковинных имен. 1061. 1215. 1453. 1772. 1821. Память сопротивляется - она создана для хранения мелочей. В ее выдвижных ящичках любовно уложены цвет волос любимой куклы, первый прочитанный рассказ Рея Бредбери, воскресный поход в музей бабочек, папин зимний свитер и ожидание приезда тети Анны. Память гораздо ближе связанна с сердцем, чем это кажется на первый взгляд.

Ах, тетя Анна! Как неуютно было бы бедняжке на страницах учебника истории, между позором в Каноссе императора Генриха и французами, замерзшими под Москвой. Но не волнуйтесь за нее - тетя Анна нашла себе уютный уголок. Однажды приехав в Дрезден, купите билет в картинную галерею, построенную гениальным Пеппельманом. Не спеша пройдитесь по залам: восхищайтесь Кранахом старшим, удивитесь Рубенсу, посочувствуйте мученичеству святого Себастьяна, прослезитесь перед Мадонной. Потом улизните от толпы, поднимитесь на последний этаж, прокрадитесь в самый последний зал и поздоровайтесь с ней. Перед вами предстанет, как живая, в простом наряде на жемчужно-сером фоне прекрасная шоколадница Анна.

О ней ходит не меньше легенд, чем о кайзере Фридрихе. Кто она? Была ли она невестой австрийского принца? Простолюдинкой? Куртизанкой? Почему Жан-Этьен Лиотар, эксцентричный гений в турецкой феске, среди портретов императоров и королей, графов и фюрстов, оставил ее портрет? Неужели у него была тетя Анна?
Должно быть, когда в учебниках истории не хватает страниц, за перо берутся чудаки и художники.



Жан-Этьен Лиотар. Шоколадница. Из собрания Дрезденской картинной галереи (Цвингер). Репродукция из Википедии.

Collapse )
yellow

Я ничего не знаю о войне

На шкафу стоял большой портрет дедушки в офицерской форме, восхитительно красивого, как молодой Жерар Филип, даже лучше. Рядом портрет юной бабушки, с круглыми щечками, в пуховом платке. Кто их в ту эпоху фотографировал?
Дедушка на расспросы всегда отвечал одно: "Сидел на печи, воевал с бабой кочергой." Бабушка чуть связнее рассказывала, как в их селе остановился отряд летчиков-исстребителей и офицеры ухаживали за ней и подружкой Ольгой, поповной. И о том, как она плакала, уезжая в Киев - она была у мамы единой доцей (о Голодоморе, прошедшем раньше по их семье, я узнала гораздо позже). И как жила у тети на "улице Саксаганьского" и мечтала петь в театре - шумная, бестолковая улица имени актера Панаса Саксаганского мне до сих пор видится романтичной каштановой аллеей, по которой скользили послевоенные Волги и гуляли барышни в платьях-клеш под ручку с офицерами. Я уверенна, что мои все помнили, но не хотели вспоминать...
Единственное связное воспоминание о войне мне оставила Клара: "Da war ich auf dem Weg zu meiner Oma... Der Gestapo-Ofizier hat ein junges judisches Mädchen vor meinen Augen erschossen. Habe ich selbst gesehen, so ein schönes junges Mädchen mit zwei lange schwarze Zöpfe. Da lag sie mitten auf der Strasse und niemand herum wagte sich bewegen. Ich bin zurück nach Hause gelauft, zu meiner Mutti. Und so habe ich geweint, so habe ich geweint..." (Я шла к бабушке... У меня на глазах офицер гестапо застрелил еврейскую девушку. Я видела все своими глазами, такую красивую юную девушку с черными косичками. Она лежала посреди улицы и никто вокруг не смел пошевелится. Я прибежала домой к маме и так плакала, так плакала...")
yellow

Организационное :)

Не люблю организационных постов. Мне они кажутся странными и не к месту, как объявления куплю-продам на фонарных столбах.
Но... раз уж объявления приятные...
Во-первых, я о конкурсе. Да, снова о конкурсе. Конкурс фотографов и художников: http://conspiransa.livejournal.com/53660.html
Я в длинных списках фотографов знаю четверых:
чувственную и прекрасную la_pez
нежную и философствующую redelen
тонкого и стильного phstudio
яркую и неожиданную shutterbloom
и многих замечательных не знаю, смотрите сами. Голосовать можно за троих и только за троих!

Во-вторых, за последние дни (вот уж не думала, что я когда-нибудь это напишу), мой журнальчик добавила в свои ленты пара десятков незнакомцев. Дорогие незнакомцы, здравствуйте! Мне очень приятно ваше внимание. Я надеюсь, что мы будем общаться. Если я вдруг не ответила вам взаимностью, не спешите на меня обижаться, возможно мне не хватило проницательности при взгляде на ваш журнал, возможно я просто что-то пропустила. Если вас мучает невзаимность, просто поговорите со мной. 

Вера 



yellow

Новая я

Всем друзьям, пенявшим на мой холодный и ветренный старый портрет (июнь в Авиньоне - собиралась гроза и мне было одиноко и тревожно), представляю новый:

Photobucket

сентябрьское солнце на крышах Лиона и верится в лучшее. Пусть все будет хорошо :)