Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Лион с неба

В самом конце декабря по вечерам я включала Леонарда Коэна и водила пальцем по карте Лиона. Рассматривать карту Лиона - все равно, что читать вслух стихи. Утром мы, едва позавтракав, отправлялись на Полуостров, к Большому Колесу. Если бы не было ветра, если бы мне удалось побороть страх перед чертовым колесом, мы поднялись бы в небо и увидели весь город за раз.
Слева от нас - Конфлюэнс, слияние двух рек, каждую весну выходящих из берегов и требующих от лионцев дань.
Лицом к лицу - Молящийся холм с золотой статуей девы, парящей над городом. Там соборы соседствуют с лавками шарлатанов и алхимиков, жирные блюда ждут обжор на столах "лионских пробок", а в трабулях - тайных проходах в чреве домов исчезают люди.
Справа, в рыжем мареве - Круа Рус, или Трудящийся холм, где стучали станки искустных ткачей шелковых тканей, освобожденных от налогов добрым королем Франциском Первым.
За спиной - небоскребы Пар Дье - шумной и суетной Божьей земли и на горизонте за самой высокой башней, которую остроумные лионцы прозвали “шариковой ручкой” в хорошую погоду видна белая вершина Монблана.
Все это я бы увидела, узнала бы с первого взгляда, если бы сумела договориться со своим давним детским страхом оказаться высоко над землей в качающеся от ветра кабинке.

DSC_7360

DSC_7375

Collapse )
yellow

Город Иф

О, искатель секретных дверей и тайных пассажей, любитель старинных книг, ловец редких солнечных лучей, заблудившихся в кривых переулках, внимательный наблюдатель нашей жизни, закрывающейся от жары тюлевыми занавесками, друг недоверчивых городских кошек, любитель крутых черепичных крыш,

о, наивный поэт, восхищенный тишиной и убогостью наших проженных солнцем, усыпанных мертвыми розовыми цветами улиц, гость, появляющийся рука об руку с золотой июльской жарой, с невыносимой ленью, с неутолимой жаждой, которую не обманешь ни холодной водой ни кислым молодым вином,

о, несведущий, беспечно входящий под темные своды городских ворот, не замечающий, как у тебя за спиной остановились фигурные лапы курантов - город уже не выпустит тебя из цепких объятий, оплетет путанницей перекрестков, одурманит запахами чеснока и меда, ловко заманит в свою утробу, свяжет тебе ноги, заплетет язык,

ты уже не вырвешься, ты станешь, как мы, пленником желтых, прокаленных солнцем, стен, деревянных ставен, цветастых пододеяльников, черного кофе на липких столиках,

но если тебе, о станник, хватит смелости, то слушай и делай в точности так, как я говорю:
вечером, перед закатом, отыщи узкую лестницу, ведущую с площади Массийон к верхнему городу, поднимайся выше, как можно выше стараясь не подскользнуться на гладких камнях, не бойся спящих в развалинах старого замка безобидных летучих мышей и печальных привидений, с высоты посмотри вокруг - ты увидишь, что город - всего лишь остров, что за его стенами волнуется море и на волнах ждут отправки в далекий путь корабли.

DSC_5500

Collapse )
На всех фото - Hyères-les-Palmiers
yellow

Дрезденский цикл: Вступление

Я помню, как в этом городе опадали листья: чистым золотом на теплые камни мостовой, разноцветной рябью на коричневую поверхность реки, пальцами на твидовые плечи прохожих. Листья прятались невесомыми пассажирами в карманах и капюшонах и тихо перешептывались между собой.

DSC_2912

Collapse )
yellow

Medley

Photobucket

Сегодня меня разбудил ветер: было слышно как он рождается над океаном, где-то в районе баскских земель, пригибает деревья на берегах Canal du Midi, гудит под куполом нарбонского собора и наконец долетает до нас, отвязывать в порту рыбацкие барки. Я надеюсь, что если сегодняшним ветром меня унесет в море, хоть и насморк и купаться не хочется, то прибъет к какому-то из ваших берегов.

Мне нравится в себе, что в тридцать-первый день рождения я все еще просыпаюсь в шесть утра и жду сюрпризов. Мне нравится, что мне нравятся цифры на моем календаре, белые чашки с кофе, черешнево-клубничный период, мамин голос в трубке. Мне нравится, что счастьем можно заражаться, как вирусом.

Пусть у нас сегодня будет одинаковое настроение, да? Вот такое:




P.S. А в комментариях задавайте мне вопросы, если вам вдруг еще что-то интересно:)
yellow

Искусство есть оливки

А вы знаете, что оливки не употребляют в пищу в сыром виде? Меня предупредили, но искушение было слишком велико: вот она экологически-чистая оливковая ветвь с черной гроздью перед носом. А теперь я повторю вам: сырые оливки - это очень горько и послевкусие долго не проходит. Оливки собирают на разной стадии зрелости. Зеленые (неспелые) и красно-коричневые (полуспелые) до пятнадцати дней вымачивают в чистой воде, чтобы ушла горечь, а потом маринуют. А уже спелые и мягкие до косточки черные оливки надолго кладут в крупную соль. А потом продают на средиземноморских рынках из огромных бочек, зачерпывая сколько пожелаешь.

Я хотела извиниться за то, что не пишу больше в журнале о своих провансальских путешестввиях. Сейчас постараюсь разом рассказать об открытиях февраля, а за каждым в подробностях загляните на сайт, хорошо?

Collapse )
roussillon

Многоточия

Вы не обижаетесь, что я в последнее время редко заглядываю? А то вдруг кто-то обижается! Я мысленно записываю рассказы о прожитых днях и мысленно же отвечаю на ваши. А дни ползут медленно в самый жаркий за десять лет август, и все равно их не хватает. Ночью я настеж открываю окна и обрабатываю фотографии - с картинками в жару легче, чем со словами...................
Хотя... хотя позавчера я перевела тропарь Ангельский собор на французский. Удивительная сила в этих церковнославянских стихах: с каждым верно подобранным словом сердце наполняется миром и хочется читать по-французски нараспев, как в церкви.................
А сегодня мне снились замки. Снилось, что путешествую я по Марселю, который в жизни я плохо знаю и где чувствую себя неуверенно, но во сне Марсель почти пуст и прекрасен и невдалеке на воде, в моем сне не лазурной морской, а голубой озерной, маячат два острова. И замки на этих островах - не угрюмые громады, как замок Иф, а филигранные сказочные домики, как баварский Нойшванштайн издали и к замкам очень хочется попасть и даже можно, только найти переправу..........................................
И еще я купила платье. Я редко что-то себе покупаю и больше по мелочи. Обычно новую книжку, мороженное и, если не жалко денег, финтифлюшку для фотоаппарата. А тут платье: белое, расшитое по корсажу, с пышной юбкой, которую надо придерживать рукой при ходьбе, совсем чуть-чуть, как принцессы на иллюстрациях сказок. Примерка такого платья сама по себе - процесс сказочный. Надо терпеливо ждать перед зеркалом (украдкой критично рассматривая себя в профиль), потом поднимать руки, как кукла, и замирать, пока на меня оденут все эти юбки-корсажи-кринолины и застегнут стотысяч крючков на спине, потом неловкой походкой, цепляясь за шлейф выходить в большую комнату - в ней сплошные зеркала и комната вдруг заполняется десятками моих отражений - каждое смущенно улыбается, не узнавая меня - другую, и пытается поймать одобрительные взгляды остальных женщин в комнате - пожилых и не очень - те повторяют "Повернись, повернись, подбородок выше!" и указывают пальцами на ворох платьев в углу "Теперь вот то, из тафты"........................................................
К этому платью я мерила прическу. Шиньон, обязательно шиньон - сзади туго скручен и прижат к голове бесчисленными невидимками - они как будто прошивают кожу насквозь, спереди уложен локонами. Мне смешно - в последний раз я носила локоны на "выпускном" в третьем классе: мама так же накручивала мои жесткие пряди на плойку и взбрызгивала лаком, чтобы не распадались. Я смотрю в зеркало парикмахерской и вижу в нем круглолицую девочку с локонами, в черном костюмчике с красными звездочками (маечка и юбочка с волланчиками). Вижу в черно-белом, потому что такой она осталась на фотографии, за руку с мамой. И говорю парикмахеру: " Хорошо. Так и сделайте. Я не носила локоны с третьего класса." Она улыбается в ответ: "Красиво. У Вас красивое лицо." И тут я осознаю, что все главные моменты человеческих жизней связаны в одну неразрывную нить: на меня из зеркала смотрит лицо Верочки-третьекласницы, лицо моей красивой мамы - Людмилы, каким я его помню с ее свадебных фотографий, лицо ее красивой мамы - Веры - моей бабушки, которую я видела только на фотографиях, лица мне неизвестных женщин - нашего рода. И лицо моей бабушки по папиной линии - Веры, умершей в прошлом году - последней моей потери - ее зеленые глаза, скулы, полный рот, густые брови вразлет. Все женские лица сливаются в одно и смотрят на меня зелеными глазами из зеркала французской парикмахерской........................................
Хочется сентября: долгих вечеров, ночной прохлады, новой работы, свежих яблок, рождения детей, прогулок по берегу, школьников с ранцами, новой жизни............................................................
yellow

Снова Люберон: Gordes

Что хорошо в долине Люберона - так это то, что за один день, неторопливо двигаясь вдоль виноградников и лавандовых полей, за день можно увидеть столько красоты, что хватит на все лето. Природа в Любероне не драматическая, как в соседних регионах Прованса, - немного гор, даже со скалами, больше долины, немного леса, оливковые рощи... Зато города! В средневековье мирные жители Люберонской долины исправно строились, укреплялись и создавали приятные взгляду современного туриста замки. Так что смело можно ехать по стрелочкам указателей, заезжая в разбросанные вдоль дороги города и любуясь видами.

Горд (Gordes) - это город, который будучи в Любероне никак нельзя пропустить. Если не заехать и побродить по узким улочкам (хотя чем вы хуже Марка Шагала?), то хоть посмотреть на его громаду издали.

475.62 КБ
Collapse )
yellow

Хроники города Х: Моя закрытая часовня

А у нас вчера целый день собирался пойти дождь, но так и не пошел.
Зато сегодня порывы ветра сдували с крыш голубей и отправляли туристов в погоню за панамками. Похолодало. Будь благословенен сумасшедший провансальский ветер - он спасает жителей здешних городов от полного забытия. Стоит подуть холодному ветру и все тело: руки, ноги, голова, глаза вспоминают как ходить, думать и чувствовать. В такой ветренный день, да еще и выходной, ноги сами обошли все старые районы города, но сил показать вам, что видели мои глаза, уже нет, потому сегодня покажу лишь одно, особенное место.

268.09 КБ
Collapse )