Вера (enchantee_x) wrote,
Вера
enchantee_x

Categories:

Сказка о том, что пригодится в дороге

Вот она - сказка для второго Адвента. Она для удивительной, мудрой и бесконечно милой Хло, которая реально существует.


Стеклышко сверкало на солнце так, что я не могла пройти мимо. Забавное стеклышко - круглое, выпуклое и прямо посреди дороги. Кто-то потерял его совсем недавно: может быть выронил, роясь в кармане, а может быть бросил за ненадобностью - его даже не успело припорошить снежной крошкой. Я сначала полюбовалась на стеклышко издали: красиво же - синее на белом и спешить мне особо некуда, потом подняла его и повертела в руках.

- Вот так фокус! - Пробормотала я.
Издали, я готова была поклясться, стеклышко выглядело сапфирово-синим, как бутылки, куда мадам Эрве разливает апельсиновое вино, а на ладони оно вдруг оказалось оранжевым, словно осколок масляного фонаря, который, в пику электричеству и всякому прогрессу, до сих пор чадит и мигает в самом начале Каменной улицы. - “Наверное, показалось,” - подумала я про себя, хотя ничего мне не показалось, вытерла стеклышко рукавом и положила в правый карман, в котором с осени болтались желуди и несколько кусочков сахара, завернутых в папиросную бумагу. Сделав несколько шагов, я снова достала стеклышко, увенчала им макушку свежего сугроба - стекло было синим, даже лучи от него исходили, переложила из руки в руку - стеклышко светилось теплым оранжевым светом, и вернула в карман. Может быть, подарю его Хло - она разберется.

Хло обещалась в субботу, прямо к завтраку, потому с утра я крутилась, как волчок, по кухне - жарила яичницу и варила кашу, позабыв обо всем на свете. Кашу я варю исключительно по субботам - сладкую, на жирных сливках и с ванилью. Хло даже донышко выскребывает ложкой, а стенки, стоит мне отвернуться, вытирает указательным пальцем. Хло еще любит, чтобы чашки и миски на столе были разного цвета, скатерть в клетку, а ложки тяжелые, с перламутровыми ручками. Наевшись, Хло повязывает баварский передник с вышитыми оленями и принимается энергично шарить по шкафам. Я только и успеваю за ней бегать - с кухни на чердак, с чердака в кладовку - и через плечо наблюдать, как она своими маленькими ручками ворошит слежавшийся хлам: выбрасывает, перекладывает с места на место, а кое-что пробует на зуб и с довольным видом прячет в карман передника. В прошлый визит Хло устроила на верхней полке шкафа гнездо из старых чулков, положила в него маленькое розовое яйцо и строго запретила мне заглядывать внутрь. - “А то ничего не вылупится!” - “А что именно должно вылупиться?” - Аккуратно поинтересовалась я. Все таки лучше знать заранее, какого рода живность вот-вот заведется в твоем шкафу. Хло только дернула правым плечом: “Откуда мне знать? Может быть, бабочка, а может - верблюд.” С ней всегда так.

Переворошив мой дом, Хло отправляется к соседям. Это сами соседи попросили: им, видите ли, стало обидно, что никто не роется в их сундуках и антресолях. Хло теперь стучится в дверь каждого дома на Каменной улице и вежливо просит разрешения войти и навести порядок. Я у нее числюсь чем-то вроде ученика и помощника, хотя какая от меня польза? Разве что иногда подсветить в темноте фонариком - у экономных соседей на чердаке темень - да чихнуть раз-другой от слежавшейся пыли. Где-то на середине Каменной улицы Хло поворачивается ко мне и говорит с серьезным видом: “Майка, а не урчит ли у тебя в животе?” Это знак, что дальше она сама. Любопытство терзает меня сильнее голода, но я покорно даю задний ход и возвращаюсь к себе на кухню готовить тыквенную запеканку c тонкой сырной корочкой. И так понятно, что волшебницей мне не быть, зато тыквенную запеканку я готовлю лучше всех в мире, даже соседи иногда приходят посмотреть.

После обеда Хло забирается с ногами в бабушкино кресло-качалку, прищуривает глаза до узких щелочек и качается так взад-вперед. Тогда можно приставать к ней с вопросами. Хло всегда очень красиво объясняет, с подробностями, как в книгах, только непонятно. Однажды она сказала мне: “Представь себе, Майка, что Каменная улица - это большой котел с волшебством. Волшебство в нем, знай себе, варится, а я его время от времени помешиваю, чтобы не подгорело.” Тут я хотела возразить, что площадь перед ратушей гораздо больше подходит для котла - она круглая и со всех сторон окружена красивыми домами. И как же получается: если все волшебство варится на Каменной улице, то что достается остальным? И какое волшебство получится из вороха старых подтяжек, лифчиков и сломанных игрушечных паровозов? В другой раз Хло сказала: “Видишь ли, Майка, мир - это что-то вроде старого часового механизма: здесь его надо смазать, там шестеренку заменить, где-то паутинку смахнуть - вот я и бегаю из города в город, от улицы к улице.” Я тогда даже разволновалась: получается, Хло не только ко мне в гости ходит? Как же она, бедная, все успевает? Мир ведь большой, а в Хло всего метр-пятьдесят роста! Но чаще всего Хло просто вздыхает: “Вот, Майка, мы и навели порядок на задворках мира.” И я понимаю, что задворки мира - это Каменная улица и мне совсем от этого не обидно.

Я даже придумала собственное объяснение: Хло что-то ищет! Может быть, даже наверняка, она когда-то давно потеряла на нашей улице что-нибудь важное и теперь выглядывает его по всем углам.
- Молодец, Майка! - Обрадовалась Хло, услышав мою теорию, и потрепала меня по челке. - Только не забывай, что не обязательно терять то, что ищешь.
- И искать то, что потерял, - не всегда хорошая идея, - добавила она задумчиво и погрузила ложку в кашу по самый черенок.
- Пусть то, что потерялось, само ищет хозяина! - Торжественно провозгласила она наконец и отправила полную ложку каши в рот. А я окончательно запуталась.

Вот такая она, Хло. Соседи любят меня расспрашивать, кто она такая и откуда появилась. Я в ответ пожимаю плечами, потому что сама не знаю толком. Появись в их доме волшебница, они бы сто раз подумали, прежде чем требовать от нее объяснений. Однажды в моем настенном календаре, от которого нужно день за днем отрывать листы и делать из них бумажных зверюшек, появилась надпись: “В субботу ждать Хло.” Сначала я немного разволновалась, потому что понятия не имела, что Хло любит на завтрак, потом испугалась, что Хло не придет и я никогда не узнаю, какая она - и совершенно напрасно, потому что в субботу, аккурат к завтраку, раздался энергичный стук в дверь. На пороге стояла сияющая Хло. Не представившись - зачем ей было представляться? - Хло схватила меня в крепкие объятия и затараторила на ухо: “Почему ты так высоко повесила звонок? Не дотянуться! Я не опоздала? Ты не скучала? Что у нас на завтрак?” Не дав мне опомниться, Хло по хозяйски прошла на кухню и принялась раскладывать по тарелкам яичницу. Нам обеим понравился этот ритуал - теперь в кадый свой приход Хло стучится в дверь, на пороге хватает меня в объятия и тащит на кухню, а после завтрака принимается наводить порядок.

До появления Хло, я не особо интересовалась содержанием собственного дома. Шкафы, сундуки и антресоли появились в нем раньше меня и заняли лучшие с их точки зрения места: укромные углы, проходы без сквозняков и альковы. - “Главное, к старости не растолстеть,” - каждый раз думала я, протискиваясь между нагромождениями мебели, - “а то где-нибудь застряну и умру от голода.” Мне осталась маленькая гостиная с видом на единственный в городе масляный фонарь, мезонин, служивший мне спальней - с его низким потолком не стал бы мириться ни один приличный шкаф, и кухня. Хотя половину кухни занимал массивный сундук, на полированной крышке которого я сушила вымытую посуду.

- Знаешь что, Майка? - Сказала мне Хло в субботу, вымакав остатки каши куском хлеба и насвистывая детскую песенку. - Кажется, нам пора приступать к сундуку.
У меня сразу же испортилось настроение. Глупо было надеяться, что Хло обойдет вниманием импозантную махину, украшенную фигурками фантастических зверей и человекоподобных деревьев, от которых у меня мурашки бежали по коже. Сундук достался мне от бабушки, а бабушке - от ее бабушки. Я подозреваю, что и к бабушкиной бабушке сундук попал не из первых рук и неизвестно еще, что появилось раньше - род человеческий или эта махина черного дерева. Не будь он семейной реликвией, я обязательно нашла бы способ от него избавиться. Пользы от него не было никакой - он был таким высоким, глубоким и просторным, что любая положенная в него вещь навсегда терялась где-то на дне. В детстве мне рассказали леденящую кровь историю о маленькой любопытной девочке, которая залезла в сундук и заблудилась в нем навсегда.

Не слушая моих возражений, Хло взобралась на табуретку и с трудом приоткрыла тяжелую крышку сундука.
- Ты чувствуешь, чем оттуда пахнет, Майка? - Прошептала она и я готова была поклясться, что губы ее дрожали от волнения.
Конечно, я чувствовала: из сундука шел запах старости, какой бывает в очень ветхих домах и непроветриваемых помещениях.
- Ничего ты не понимаешь! Это запах тайны!
Хло вытянула шею, пытаясь рассмотреть внутренности сундука.
- Он глубже, чем кажется снаружи! - Прокричала она и мне показалось, что ее слова повторило эхо. - И темнее. Кажется, он совсем черный.
- Я думаю, - серьезно сказала Хло, опустив крышку и спрыгнув с табуретки, - что нам нужно туда залезть.
Я была категорически не согласна, но разве можно спорить с решительной Хло?
- Во-первых, мы оставим крышку сундука открытой. Во-вторых, мы привяжем веревочную лестницу - на всякий случай. И в-третьих, мы возьмем с собой все, что может пригодиться!
Хло с торжествующим видом извлекла из кармана своего баварского передника длинный список, в заглавии которого было аккуратно выведено красными чернилами: “Все, что пригодится в дороге.” Первой в списке стояла веревочная лестница, за ней электрический фонарик, консервный нож, собачий поводок, пара сменных чулков, брусок мятного мыла, блокнот и огрызок карандаша, спички, пара мелков, теплый клетчатый плед и ворох старых газет, который Хло не так давно переложила с каминной полки в гардероб в прихожей.
- Может возьмем с собой бутерброды? - Робко предложила я, смирившись с неизбежностью экспедиции.
Хло лукаво улыбнулась и щелкнула меня по носу.
- Даю тебе слово, Майка, что мы успеем к обеду.

Как и предсказывала Хло, сундук был гораздо глубже и просторнее, чем казался снаружи.
- Если бы это был обычный сундук, - пропыхтела Хло у меня под ногами - она спускалась первой, - мы уже давно достигли бы дна. Как ты думаешь, Майка, что это значит?
- Что пора возвращаться на кухню, пока мы не залезли слишком глубоко? - С надеждой спросила я.
- Вовсе нет! - Завопила Хло в ответ. - Это значит, что твой сундук служит тайным ходом! Как ты думаешь, куда мы попадем?
Мне очень не хотелось думать, куда может вести тайный ход, спрятанный в старом деревянном сундуке с жутковатым орнаментом.
- У меня есть идея! - Не унималась Хло. Она то ускоряла, то замедляла ход и голос ее звучал то далеко внизу, то совсем рядом со мной. - Возможно, мы окажемся в хранилище городского музея. Или в пещере старых разбойников, - добавила она, подумав, - или в раскаленном центре земли.
- Я голосую за музей! - Торопливо вставила я, пока Хло не придумала чего поужаснее, и собиралась еще что-то сказать, но тут раздался глухой хлоп и мы упали на что-то мягкое.

- Мы целы, Хло? - Поинтересовалась я. - Почему здесь темно?
- Открой глаза, - послышался голос Хло.
Я открыла и увидела обычную городскую улицу, занесенную первым снегом. Элегантные кованные фонари стояли вдоль дороги, каждый в своем маленьком сугробе, на дверях уже появились венки из свежих еловых веток, райских яблок и желтых сердец из соломы и кое-где мигали праздничные гирлянды. День только что сменился сумерками - солнце задержалось на несколько минут, пойманное окнами верхних этажей, и исчезло. - “А к обеду мы все таки не успели,” - мелькнула у меня мысль.

- Хло, позвала я, поерзав в сугробе - мы удачно приземлились на чье-то крыльцо, занесенное пушистым, нехоженым снегом. - Хло, тебе не кажется. что эта улица похожа...
- Тссс, - перебила меня Хло. Она подвинулась ко мне поближе, достала из дорожного мешка теплый клетчатый плед и укрыла им нас обеих. Мы долго сидели так, наблюдая, как окна в домах вспыхивают друг за другом желтым электрическим светом. Чем дольше я смотрела, тем более знакомой казалась мне улица: как будто привычные вещи в старом шкафу поменяли местами.
- Хло, как ты думаешь, - прошептала я наконец. - Если мы с тобой невероятным образом оказались на Каменной улице, то это - я похлопала по ступеньке, на которой мы сидели, - мой дом?
- Нет, Майка! - Весело ответила Хло и вскочила на ноги. - Это мой дом!
Я даже не удивилась, когда в кармане баварского передника Хло нашелся ключ от дома. Она попросила меня немного подождать на крыльце и я ждала, изнемогая от холода и любопытства.
- Постучись в дверь! - Раздалось из дома.
Я постучалась и вошла. Хло ждала меня в прихожей с гордым видом идеальной хозяйки.
- Ну как? - Спросила она меня.
- Очень мило, - искренне похвалила я.

Мебель в доме была привычная, деревянная, кое-как натертая воском, решительно не подходившая к фиолетовому цвету стен. В окнах были вставлены оранжевые стекла и от этого дом казался меньше и уютнее. На кухонном столе красовалась скатерть в крупную синюю клетку, а из духовки пахло тыквенной запеканкой по моему рецепту.
После ужина, который мы, не сговариваясь, назвали обедом, Хло разрешила мне покачаться в кресле-качалке, а потом проводила до двери.
- Будь внимательнее, - напутствовала Хло, - где-то в конце улицы увидишь веревочную лестницу, а дальше ты сама знаешь.
Я кивнула. В горле стоял комок.
- Теперь, отыскав свой дом, ты вернешься наводить порядок на Каменной улице? - Решилась я спросить, уже перешагнув через порог.
Хло покачала головой.
- Теперь твоя очередь наводить порядок, Майка.
- Тогда с новосельем, - вздохнула я и протянула Хло круглое оранжевое стеклышко, засверкавшее красным в ее теплой ладошке.

Я дошла до самого конца улицы, не оглядываясь, а когда наконец обернулась, то увидела, что окна ее нового дома светятся сапфирово-синим. Это было так красиво - синие на фоне белых сугробов, да и спешить было некуда, поэтому я ненадолго задержалась, любуясь домом издали.
Вера Ковалева, Йер, ноябрь-декабрь 2011
Tags: для друзей, другие сказки, кофейная тетрадь, мое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 98 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →